Одеський національний університет імені І. І. Мечникова

«Чтобы чего-то добиться, нужно “ломать” свои страхи»: Любовь Рекачинская о тонкостях работы инструктора по фигурному катанию

photo_2020-07-28_13-52-48

Кто из нас хотя бы раз не восхищался грациозной легкостью движений профессиональных фигуристов? Любовь Рекачинская знает о жизни этих спортсменов все: в свои 23 года она — дипломированный тренер по фигурному катанию с большим опытом работы и впечатляющими достижениями. Своими знаниями Люба поделилась с «reDUCKcia».

— С какого возраста Вы занимаетесь фигурным катанием?
— С детства, мне было два года 8 месяцев, когда мама меня отдала в школу фигурного катания на нашу одесскую «Льдинку». Конечно, как все дети, я очень сильно сопротивлялась, но бабушка взяла верх. В возрасте 6 лет я получила свой первый разряд, 1-ю категорию. В фигурном катании есть 6 разрядов, они выдаются с 6 до 16 лет. И уже в возрасте шести лет можно получить 1-й или 2-й разряд. Вообще, самый пик карьеры — это где-то 17-18 лет, максимум 20. Потому что 23 года для фигуриста — это уже старость. Тут ты уже либо открываешь свою школу спортивного фигурного катания, либо становишься тренером.
— То есть, у Вас не было такого, что в определенном возрасте Вы решили, что хотите заниматься фигурным катанием?
— Я решила, что хочу заниматься, когда мне было уже 13. До 13 лет меня постоянно заставляли. У меня было 4 тренировки в неделю, каждая — где-то по 3 часа, иногда до 5 часов доходило.
— С Вашей точки зрения, инструктор по фигурному катанию — это больше работа или призвание?
— Лично для меня это — хобби, я не считаю, что хожу на работу. Я получаю от этого удовольствие: когда приходят маленькие дети в возрасте 4-х лет, смотрят огромными глазами, и просят: «Тетя Люба, научите нас кататься» — это на самом деле очень классно. Учить детей кататься на коньках, когда они еще ничего не умеют, а ты им даешь какие-то определенные азы — это очень здорово. Так что для меня это — хобби.
— Вы говорили, что приходят дети 4-х лет. А с какого возраста нужно приводить ребенка, чтоб он добился успехов?
— У нас в Украине есть определенные нормативы. В возрасте 3-х лет ребенка можно отдать в школу фигурного катания, в этом возрасте с ними проще всего работать. Но лично мое мнение: до 5-ти лет — это больше мучения, чем учение. Я считаю, что лучше привести ребенка в возрасте 5-ти лет, и буквально за год он догонит все то, что дети учат на протяжении 2-х лет. Это лично моя точка зрения.
— Что Вам больше всего нравится в Вашей работе?
— Свобода движений, когда ты выходишь на лед. Вообще, это такая работа, где ты никому ничего не должен. Хочешь — едешь туда, хочешь –—едешь сюда, это сложно объяснить… Ты можешь выплеснуть всю свою боль, всю свою радость своими движениями. Или когда люди приходят, стоят около борта и наблюдают за тобой — ты от этого реально получаешь кайф. Многие стоят с телефонами и просто снимают. Что еще классно — что нет начальства над головой. У тренера как: есть запись — мы придем на работу, нет записи –—мы отдыхаем дома.
— Как устроиться на работу тренером по фигурному катанию?
— Обязательно нужно иметь спортивное образование. Ты приходишь на каток, идешь к начальнику, и начинаешь показывать — вот мой диплом, я училась вот там, по возможности предоставляешь сертификаты или награды. Когда я устраивалась на работу, мне позвонили, попросили приехать, показать что я умею, и уже потом решали: брать меня или нет. Тут все очень сложно.
— Вы ведь работаете с детьми, часто попадаются сложные ученики?
— Да, бывает такое. В фигурном катании так: если ребенок хочет научиться — он научится, а если не хочет — пускай родители хоть головой бьются о стенку — ничего не выйдет. А бывает совершенно наоборот — детям дано кататься, а они не хотят. Им это просто не интересно. Иногда дети не слушаются, плохо себя ведут на льду, с такими я больше после этого не занимаюсь. Лед это же очень опасно, на самом деле: можно один раз упасть и что-то себе сломать. Я так когда-то получила свою спортивную травму. Такая травма будет идти с тобой всю жизнь.
— Насколько сильно Вас ограничивает юношеская травма?
— Я, конечно, не думаю о ней постоянно, но в определенные моменты она о себе напоминает. На самом деле, до спортивной травмы я много чего делала, и довольно хорошо. Какое-то время после того случая я вообще не каталась. Сейчас я делаю, скажем, 70% элементов из 100%. Просто из страха «переломить» себя. Я боюсь, что я не справлюсь, поставлю как-то не так ногу или что-то сделаю неправильно. С момента того падения прошло 9 лет, но я так и не делала больше тот элемент.
— Какое Ваше самое большое достижение как фигуристки?
— В 14 лет я получила КМС — кандидата в мастера спорта. Через полгода после этого мой тренер и родители уговорили меня идти на наши международные украинские соревнования, на мастера спорта. И вот на тех соревнованиях вышло так, что я получила свою спортивную травму. Я не жалею, что так случилось, но вот самое большое — это КМС, это было круто на самом деле.
— Какие самые распространенные стереотипы о фигурном катании среди людей, которые к Вам приходят?
— Чаще всего со стереотипами приходят родители. В основном спрашивают, за сколько занятий их ребенок поедет с нуля. А я ведь не могу сказать — кто-то встает со второго раза на коньки, кому-то доходит с первого раза, а кому-то нужно 20 занятий, чтоб он понял, как отталкиваться одной ногой и переносить центр тяжести на другую. Кто-то приходит уже с какими-то азами — может делать перебежку, или другие ключевые моменты, которые мы учим, и хочет сделать какой-нибудь прыжок, который не получается. Тут уже либо возраст мешает, либо внутренний страх. Стереотипов, на самом деле, очень-очень много, но для того, чтобы чего-то добиться, нужно себя «ломать». «Ломать» свои страхи.
— Вы говорили, что с детьми проще работать, а как часто к Вам приходят взрослые люди с просьбой научить их кататься?
— Довольно часто. Но ребенка до 5-ти лет намного проще «поломать» чем взрослого человека. Проще сделать так, чтоб он слушался. Вот ребенок упадет — да, он поплачет, ты ему скажешь, что «все будет хорошо, вот смотри, я тоже падаю», и он успокоится. Или наоборот «вот смотри, я умею так, а у тебя это не получается», а ребенка это цепляет, он встает, и будет делать то, что делаешь ты. А взрослый человек — он упал, толком даже не ударился, но сразу говорит, что «это не мое», и просто выходит со льда.
— Была когда-нибудь мысль сменить профессию?
— Как раз недавно было такое. Этот год был насыщенный, много записей, я на льду каталась по 10 часов подряд, без перерыва. Времени не хватает вообще ни на что. У меня тогда сдали нервы конкретно.
А однажды ребенок попался достаточно агрессивный и балованный. Мы откатались два занятия, на третьем занятии он кинул ногой и пробил мне ногу своим коньком. Я подъехала к родителям, а они конечно извинились, сразу забрали ребенка, и на этом все закончилось. Кому ты что докажешь? Это ведь — не школа фигурного катания.
— Что бы Вы посоветовали тем, кто только начинает свой путь в фигурном катании?
— Пожелаю им выдержки и терпения (смеется). И самое главное — не терять веры в себя, когда у тебя что-то не получается и опускаются руки. На самом деле, не нужно останавливаться, нужно всегда идти вперед, ломать себя и свои стереотипы. Все фигуристы — очень сильные, не только физически, но и духом — люди. Потому, что падают, очень много падают, но встают и снова делают… Это по телевизору кажется, что все очень легко. На самом деле, каждое движение оттачивается месяцами, иногда даже годами. Поэтому я желаю выдержки, терпения, и верить, верить и еще раз верить, потому что вера — это то, что нас вообще никогда не должно покидать.

Дарья Савельева

Поділитися:
Share on facebook
Facebook
Share on twitter
Twitter
Share on pinterest
Pinterest

Логотипи студентських редакцій:

Соціальні мережі
Інші публікації

Діалог культур: про зустріч студентів факультету журналістики, реклами та видавничої справи з Послом Канади в Україні

Студенти факультету журналістики, реклами та видавничої справи відвідали лекцію Надзвичайного і Повноважного Посла Канади в Україні — Лариси Ґаладзи. Зустріч пройшла в онлайн-форматі на платформі Zoom. На зустрічі також були присутні студенти з інших факультетів ОНУ імені І. І. Мечникова. Модерував захід кандидат політичних наук, доцент Володимир Дубовик.

Один у полі (не) воїн: про майбутнє конструктивної журналістики в Україні

Професія журналіста як об’ємна складна геометрична фігура: має багато аспектів, сторін та кутів… Це усвідомлюють студенти факультету журналістики, реклами та видавничої справи, тому займають активну позицію, стежать за трендами сучасної журналістики і у навчальний, і у вільний від занять час. Саме тому 13 квітня за сприяння керівництва та викладачів факультету вони долучилися до лекції «Конструктивна журналістика: як перестати писати тільки погані новини?», організатором якої стала Комісія з журналістської етики. Ключовим спікером був Віктор Пічугін, заступник головного редактора медіагрупи «Накипіло», голова Громадського телебачення Харкова

Знайомство з факультетом журналістики, реклами та видавничої справи в онлайн-форматі

Є така весняна традиція на факультеті журналістики, реклами та видавничої справи – запрошувати на зустріч абітурієнтів. От і цього разу 27 березня 2021 року відбувся День відкритих дверей, щоправда, в онлайн-форматі на платформі Zoom. У зустрічі взяли участь декан факультету Олена Андріївна Іванова, заступник декана з навчальної роботи Інна Валеріївна Лакомська, старші викладачі Сергій Володимирович Азєєв та Аліна Олегівна Червінчук.

Факультет журналістики, реклами та видавничої справи Одеського національного університету імені І. І. Мечникова оголошує про проведення конкурсу студентських журналістських робіт на тему «Права людини в медіа: від розуміння до змін»

До участі у конкурсі запрошуються студенти І, ІІ, ІІІ та ІV курсів факультету журналістики, реклами та видавничої справи ОНУ імені І.І. Мечникова, які створюють власний