Одеський національний університет імені І. І. Мечникова

Классический инструмент Индии играет лучший джаз Одессы

Виталий Ткачук — лучший джазовый гитарист в городе, знакомый с «The Beatles» через одно рукопожатие и загадочное слово «бансури».

Из одесского сентября неизменно «сочится» джаз. Так его называют, но задумывались ли вы, что на самом деле происходит за рядом этих простых букв и стереотипной картинкой саксофона?

Виталий Ткачук, одесский музыкант и композитор, изучал джазовую гитару в Берлинской высшей школе музыки имени Ханса Эйслера, но, как оказалось, опыт обучения в самом Берлине — не то, что сделало его превосходным музыкантом. «Обучение в то время (это были 2002-2003 годы) очень сильно отличалось от нашего, можно наверное сказать, джазу там учили по американской методике. Но Берлинская высшая школа музыки имени Ханса Айслера, несмотря на отличные методики и прекрасных педагогов, мне ничего нового не дала, зато много дали джем-сейшны, небольшие камерные концерты-импровизации, которых в этом городе много. Самое полезное обучение происходило на них».

Так, говоря о нашем одесском фестивале джаза, большая часть программы которого проходит, как известно, в стенах филармонии, Виталий отмечает: «Хотелось бы больше таких вот камерных концертов, к примеру, в таких заведениях с хорошей акустикой, как Urban music hall, — по мнению музыканта, это именно то, что поможет развитию данного течения и музыкантов, которые не едут учиться в Берлин и играть на “джем-сейшнах”. — Я считаю, что зал филармонии, в силу своего акустического несовершенства, не очень подходит для исполнения джаза. Ну и, конечно же, хочется большей поддержки властей и меценатов, чтобы организаторы могли пригласить настоящих звезд».

Сам гитарист увлекся музыкой только в 14 лет, тогда он стал посещать уроки гитары в родном городе, Кривом Роге: «Это было время бегунов — молодежных группировок, которые устраивали разборки и убивали друг друга на многочисленных пустырях городах. Я думаю, гитарные курсы моего педагога Василия Клейна, спасли многих. В то время молодым людям некуда было приложить свою творческую и физическую силу. Помню, что Клейн охотно делал переложения для гитары песен Цоя, Битлз и других для тех учеников, которые неохотно играли классику».

Музыкант рассказывает, что в гитаре ему всегда не хватало звука, который может дать духовой инструмент, и в его поисках он пришел к служению и бансури: «Я с детства люблю “The Beatles”, и вот однажды, попав в Индию (а они тоже увлекались этой культурой очень серьезно, Джордж Харрисон брал уроки ситара — сложного индийского струнного инструмента!) я заинтересовался этой музыкой. Я знал, что она не так проста. Мы зашли в магазин в Варанаси, и я увидел бансури, классическую индийскую флейту».

Взяв пару уроков там же, в Варанаси, Виталий поддерживал связь с одним индийским флейтистом и дома. И вот однажды тот пригласил его на обучение в Индию, где в течение многих дней музыкант готовил завтрак человеку, игравшему с «Битлз»: «Харипрасад Чаурасия — один из самых уважаемых музыкантов Индии. Волей случая я попал в удивительную древнюю индийскую систему обучения: ученик приходит к учителю, и если тот его принимает, то ученик живет в доме, прислуживает учителю, готовит ему кушать и занимается вместе с ним. Система носит название Гуру-шишья парампара, и в наши дни она вымирает. Она существовала тогда, когда лучшие музыканты получали поддержку от правителей и ни в чем не нуждались, поэтому могли себе позволить передавать свое мастерство ученикам в обмен на их служение, без участия денег. Сейчас эта система очень редко встречается даже в Индии. В школе моего гуру Харипрасада Чаурасии эта система несколько модернизирована: если ученик принимался на учебу, он должен был положить на счет школы определенную сумму, которая ему возвращалась по прошествии 3-х лет обучения, если он показывал себя преданным учеником и не нарушал условий обучения и проживания (которые близки к монашеским). Если же ученик был нерадив и изгонялся из школы, то сумма оставалась на счету школы. Ну и, конечно же, без поддержки правительства и меценатов эта школа тоже не смогла бы существовать».

Пройдя обучение, сейчас в Одессе Виталий также берет учеников, если они уже достигли определенной степени мастерства, когда объяснять им основы нет необходимости, а можно учить непосредственно музыке. К сожалению, что касается бансури, то у нас людей, которые действительно решаются освоить этот сложный инструмент очень мало: «Освоить бансури невозможно без полной преданности и отдачи своих сил, терпения и времени. В Индии, в школе моего учителя, это было легко, потому что он находился рядом и вдохновлял своей личностью и своими занятиями, которые он не прекращает, хотя ему уже за 80 лет. Все ученики занимались буквально с утра до ночи. Это при том, что по окончании учебы ты не получал никакого сертификата, да и для многих не было никакого окончания учебы. Я встречал людей, которые учились у гуруджи по 10 лет и больше, и буквально становились членами его семьи. Моя церковь — это музыка, а моя молитваэто игра на бансури, — так он часто говорил».

Музыкант делиться — нет и дня, когда он не берет в руки инструмент, и утверждает: «Музыка помогает мне совершенствоваться как человеку, поэтому это хорошее занятие, чтобы посвятить ему всю жизнь».

Полина Бублий