Одеський національний університет імені І. І. Мечникова

Анастасия Мамонтенко: эзотерический авангард

Конец февраля ознаменовался показом в театральном пространстве TEO киноработ одесской режиссера и писательницы Анастасии Мамонтенко. Анастасия закончила магистратуру факультета философии и истории нашего университета, киношколу имени Веры Холодной при Одесской киностудии и Лондонский колледж коммуникаций при Лондонском университете искусств. Чаще всего Анастасия работает в жанре короткометражного кино, но также девушка сняла полный метр «СадОм», который демонстрировался в рамках международного Одесского кинофестиваля.

В рамках показа предусматривалась демонстрация таких короткометражных работ: «Исповедь Украины», «Бледные Люди коррупции», «Кровавые Люди Войны», «Рождество», «Белая скульптура», «Одесса 2018», «Супружеская пара Дада».
Однако, кинокартины «Белая скульптура» и «Одесса 2018» не были показаны, а работа, под названием «Рождество» не запустилась по техническим причинам. И последней работы не было заявлено в программе, о ней Анастасия рассказала после: «Последний фильм — это записанный перформенс, который я сняла один на один с оператором, он называется «Я не тело». Он о озабоченности формами, поэтому я разбиваю цветы, я разбиваю яйца, это как метафора к телу, форме. Я сняла это после того, как поехала в Индию, и меня до сих пор интересует эта тема того, что я не тело».
По завершению показа гости имели возможность задать вопросы и обсудить увиденные картины вместе с самой Анастасией.

— Когда нам ждать чего-то свежего, нового?
— Вот, сейчас готовится спектакль, тоже на такую, с первого взгляда, не духовную, но, на самом деле, духовную тему. Так что, надеемся, что в середине – в конце марта будет спектакль.
— В фильме про Украину девушка раздевается, это Вы так символизируете Украину?
— Да, вы правы. Это отсылка к Голодомору, и вообще, к исторической проблеме голода в Украине, а также к коррупции. То есть, я показываю, что женщина — это мать Земля, и она достаёт из себя какие-то определенные ресурсы, но, в тоже самое время, этого не хватает. И то, что она пьёт дождь, означает, что как будто бы правительство говорит нам «Ешьте воду, ешьте цветы, ешьте то, что есть».
— Вы говорили по поводу восприятия себя. Вы лично себя воспринимаете, свое тело, внешне, внутренне?
— Это все периодами происходит. Я показывала в этой работе отчасти и себя, я, бывает, чем-то недовольна, зацикливаюсь на каких-то моментах. Но я учусь действительно приходить к тому, что в здоровом теле — здоровый дух, но если отпустить тело, то тогда произойдет что-то другое. Я бы хотела отпустить тело.
— Как давно всё было снято?
— Первый фильм («Исповедь Украины») был снят где-то в 2013 году. Тот фильм, где мужчина и женщина («Супружеская пара Дада»), был снят буквально пару месяцев назад, это мой последний фильм и вы первые люди, кроме моей съёмочной команды, которые посмотрели его, и это для меня многое значит.
— Вы и режиссер, и актер, и сценарист. Сложная ли это позиция, совмещать все это, и перед камерой и за камерой?
— У меня был разный опыт. Был не очень удачный, когда я просто понимала, что я не на своём месте, потому что мне очень важно еще отвечать за арт-дирекцию, то есть, быть художником-постановщиком; эстетически для меня важно, чтобы все было правильно. У меня был опыт, когда меня одели не в то, и все развалилось, фильм не получился, видите, для меня всё-таки форма важна. Разный опыт, но мне нравится контролировать процесс, нравится многофункциональность, и у я получаю от этого удовольствие.
— С чужими сценариями Вы когда-то работали?
— Нет, у меня не было такого опыта. Один раз у меня было такое, что я повторяла фильм по рассказу Чехова «Устрицы», это была единственная адаптация, а так — всегда свои сценарии.
— Какими режиссерами Вы вдохновлялись?
— Первый (фильм) — это сто процентов Параджанов, я могу сказать, что я где-то посвятила это ему, я использую музыку из его фильма. Вообще, мой самый любимый режиссер и пример для подражания это Дэвид Линч, это мой фаворит. Мне нравится то, что он всех своих демонов преобразил в красоту. Я понимаю то, что если бы не медитация, он был бы, наверное, неадекватным человеком, но мне нравится то, что он все это собрал и использовал все свои изъяны, превратив их в этакую сюрреалистическую цветущую красоту. И я тоже так хочу. Я хочу, как я, но он для меня авторитет.

Также корреспондент нашей редакции смогла пообщаться с Анастасией.
— В некоторых фильмах можно увидеть религиозные элементы. Почему?
— Потому, что я хотела бы своими фильмами показать то, что главное — это понять, кто ты. Каждый человек — это Бог, и я бы сказала, что это, скорее, не религиозное, а духовное. Я верующий человек, и религиозный, и духовный. И для меня символ креста является, если я могу так выразиться, симпатичным. Поэтому это лишь символ, чтобы показать то, что для того, чтобы найти себя, нужно прийти к духовности.
— Сотрудничаете ли Вы с каким-то продакшеном или в работе над картинами полностью задействованы Ваши люди?
— Нет, пока что не сотрудничаю. Все мои люди — каждый раз новые. Иногда — друзья, иногда я им плачу, но пока что independent.
— Как Вы подбираете музыкальное сопровождение. Это Ваше внутренние ощущения или Вы специально ищите композиции? Может что-то писалось специально для картин?
— Чаще всего это классическая музыка. Например, в предпоследней картине, много музыки Вивальди, но в исполнении современного венского хора; мы согласовывали авторские права. Чаще всего я люблю использовать либо какую-то хоральную, духовную музыку, либо классику.
— Как происходит выбор между черно-белым форматом и цветным?
— Я очень люблю черно-белое и я, наверное, большинство своих фильмов буду делать черно-белыми потому, что мне очень комфортно и мне как-то спокойнее, что зритель не отвлекается на какие-то другие цвета.
— Звучал вопрос про режиссёров. А какими печатными произведениями Вы вдохновляетесь?
— Я люблю читать. Один из моих последних фаворитов — это Пелевин, у меня сейчас цель — перечитать всего Пелевина. Потому что я считаю, что он просветленный, он вбирает в себя вообще всё, что возможно, и мне кажется, что каждый человек, который хочет разбираться в жизни, должен читать Пелевина.

Картины Анастасии, как, наверное, всё постмодернистское искусство, нельзя воспринимать буквально. Они полны неожиданных метафор, которые несут в себе глубокий смысл. Они заставляют задуматься, что было видно по зрителям после показа.

Беседу вела
Валерия Мазур